Партия Национальный Курс

Не "Пакт", а договор ВОЕННОГО времени.

Не публицистика, а строгая наука должна давать оценку советско-германскому договору 1939 года, считают российские историки.

В институте научной информации по общественным наукам РАН прошла научно-практическая конференция "Проблемы историографии Второй мировой войны и внешней политики СССР: к 66-летию советско-германского договора о ненападении и 60-летию окончания Второй мировой войны".

Открывший ее начальник управления администрации Президента РФ Модест Колеров отметил, что современная Россия давно преодолела "комплекс неполноценности". Сегодня наши интересы, в том числе внешнеполитические, уже не лежат "в нижнем ящике" стола. Россия хочет быть лидером на постсоветском пространстве, и в этом ей никто не сможет помешать, даже используя такой хорошо отработанный пропагандистский инструмент, как советско-германский договор о ненападении 1939 года*. Подход к этому документу должен быть строго научным, учитывающим реалии того очень непростого времени. В ходе исторических исследований надо искать истину, а не заниматься публицистикой. Российская власть ждет от научного сообщества исследований, которые можно эффективно противопоставлять зарубежным публицистическим произведениям, преследующим чрезвычайно корыстные политические цели.

Как бы отвечая на призыв сотрудника администрации президента, профессор Академии Генерального штаба Милор Ольштинский в своем докладе "Советско-германский договор о ненападении в контексте внешнеполитической обстановки 1939 года" отметил, что вопреки распространенному мнению "холодная война" против нашей страны не кончилась. Она продолжается против нашей истории, и ее цель - пересмотр итогов Второй мировой войны. При этом главным пунктом атаки является именно советско-германский договор, который (представляя его как сговор Сталина с Гитлером) якобы открыл путь к началу Второй мировой войны. Между тем она началась не 1 сентября 1939 года, а значительно раньше, когда милитаристская Япония (участница антикоминтерновского пакта) вторглась в Китай, потерявший в этой войне 30 миллионов человек. (Действительно раньше - с аншлюса Австрии, или тогда, когда Германия и Польша, пользуясь попустительством и подстрекательством Англии и Франции, оккупировали Чехословакию. Или тогда, когда Английский банк выдал фашистам золото Чехословакии, вывезенное в Лондон накануне оккупации. Или тогда, когда Англия и Франция, стремясь направить агрессию Гитлера на восток, не выполнили своих союзнических обязательств перед Польшей, но помешали СССР оказать помощь Польше. Здесь и далее курсив - прим. Гл. редактора).

В ситуации, когда западные страны усиленно пытались стравить Германию и СССР, решение Сталина заключить пакт в ответ на ультимативное требование Гитлера принять Риббентропа и подписать договор было верным. (С советской стороны условием подписания договора было предоставление СССР крупного кредита. На эти средства Германия поставляла в СССР уникальное оборудование для производства военной техники, военную технику, в том числе новейшие образцы. Ряд немецких военных историков совершенно справедливо упрекал Гитлера в том, что промышленность Германии перед войной работала на СССР. По оценкам специалистов, если бы промышленность Германии не выполняла заказы СССР, а работала на вермахт, то к началу войны с СССР все легкие танки вермахта можно было заменить на средние и выпустить дополнительно около 1000 тяжелых танков типа "Тигр". "Демократы" любят вспоминать, что наши поставки нефтепродуктов в Германию продолжались до последнего дня накануне войны. Сейчас доступен весь перечень взаимных поставок. Почитайте этот список! Тогда умели за пеньку, щетину, некачественную руду и нефть получать новейшие крейсера ("Лютцев", который громил фашистов под Ленинградом немецкими снарядами и оказался самым эффективным кораблем СССР), новейшие зенитки, новейшие самолеты - J-88, He-100, FW-58, Bf-109, Me-110, Do-215, пушки и оборудование для подводных лодок, уникальные станки и многое другое, что наша промышленность не могла еще выпускать и на разработку чего не хватало времени). Конечно, договор нельзя назвать дипломатической победой СССР, это скорее зигзаг в советской внешней политике. (Именно крупнейшая дипломатическая победа, которая навсегда внесла взаимное недоверие в среду участников антикоминтерновского пакта, перевела направление агрессии Японии с СССР на юг, устранила возможность союза Германии с Англией против СССР). Но такой зигзаг дал Советскому Союзу два года, которые удалось использовать для укрепления обороноспособности страны. И не только: в эти годы темпы роста советской экономики были одними из самых высоких за всю историю ее существования. Кроме того, перед лицом возможного нападения Германии на нашу страну договор уравнял шансы СССР, Великобритании и Франции. Две последние, как известно, после Мюнхенского сговора, признавшего право Гитлера на аннексию Чехии, заключили с Германией пакты о ненападении. (Подобные договоры с Германией имели Польша и страны Прибалтики. Видимо в рамках такого договора, например, Эстония, Финляндия и Германия рассматривали варианты перекрытия Финского залива). Кстати, без полученного Гитлером чешского военно-экономического потенциала и вооружений чешской армии немецкие войска вряд ли были бы способны к широкомасштабной войне. (За месяц чешские заводы производили для фашистов вооружений больше, чем вся промышленность Англии за год). Что касается секретных приложений к договору (козырная карта всех недругов России в последние годы), то у историков большие сомнения в подлинности документов, представленных Комиссией II Съезда народных депутатов СССР под руководством Александра Яковлева. (Интересно, что некоторые историки возражали против избрания А. Яковлева в академики, мотивируя свое мнение тем, что прием фальсификатора в члены РАН ее дискредитирует). Тем не менее, есть косвенные свидетельства, что по инициативе Сталина раздел сфер влияния был произведен (Риббентроп, естественно, согласовал его с Гитлером). Но это был именно раздел сфер влияния - обычная практика того времени. Ее аналогом в настоящее время является объявление Америкой зон своих жизненных интересов в различных регионах мира. (Эко куда хватил! США - это страна демократическая, имеющая полное право включать в зону своих интересов любые регионы, а при необходимости вводить туда войска и применять их для защиты демократических идеалов. Например, в ходе освободительной миссии в Ираке погибло по разным оценка от 30 до 50 тысяч иракцев. И теперь иракская нефть продается за зеленые бумажки ).

С советской стороны было бы глупо не включить в зону своих интересов Прибалтику, тем более что, как показали последующие действия фашистской Германии, одной из целей немецких войск было взятие Ленинграда и поход оттуда вдоль Октябрьской железной дороги на Москву. Что касается вступления прибалтийских государств в состав СССР, то, как бы там ни было, это было решение национальных правительств. Правящая элита этих стран не могла не задумываться об участи Польши, оккупированной фашистами. Кстати, советские войска, вступившие в Прибалтику, встречали цветами не только русскоязычные граждане, но и пролетарская часть этих государств.

Рассматривая период перед заключением советско-германского договора о ненападении, профессор Восточного университета Института востоковедения РАН Анатолий Кошкин заметил, что до середины 1930-х годов главным потенциальным противником СССР была Япония. В тот период ни одно из заседаний советского правительства ни обходилось без обсуждения ситуации на Дальнем Востоке. В этом регионе находилась большая часть советских войск (знаменитая армия Блюхера). Здесь же сосредоточилась советская дальняя авиация, которая во многом спасла нас от войны на два фронта. Как известно, США получили возможность бомбить Японские острова только в 1945 году. Наша же авиация имела эту возможность всегда и - при отсутствии у японцев современной системы ПВО - могла легко сжечь деревянный Токио и другие японские города. (Благодарный японский народ это помнит - ныне уже половина японцев в возрасте до 30 лет считает, что бомбардировку Хиросимы и Нагасаки провел СССР, а американцы оказывали помощь пострадавшим).

Отношения Советского Союза с Японией были очень непростыми. С 1929 года у японцев имелись оперативно-стратегические и тактические планы войны с СССР. Заключать какие-либо соглашения японцы отказывались, а западные державы проводили политику стравливания Японии и СССР. Японцы даже обосновали свой захват Маньчжурии необходимостью иметь плацдарм для нападения на Советский Союз. Хотя Г.Жуков блестяще выполнил на Халхин-Голе директиву И.Сталина и К.Ворошилова отбить у японцев желание воевать с СССР, тем не менее, подписание Германией договора с Советским Союзом о ненападении вызвало у японцев шок. Это было грубейшее нарушение антикоминтерновского пакта, который категорически запрещал странам оси заключать с СССР какие-либо соглашения.

Р. Зорге телеграфировал в Москву: в правительстве паника, и оно падет в ближайшее время. (Ох уж эти историки - без Зорге никуда. Интересно, что тоже самое сообщал посол СССР в Японии). Так и произошло всего через два дня. Японцы не знали, как вести себя с СССР в новых обстоятельствах. Поэтому при всех морально-политических издержках договор объективно ослабил антикоминтерновский пакт. Более того, позднее Япония не пожелала безоглядно следовать в фарватере политики Германии и вступать в войну с СССР. Придя в себя, японцы хотели заключить точно такой же, вплоть до последней запятой, договор с СССР. Но им это сделать не удалось, так как советско-германский договор фиксировал отсутствие территориальных претензий сторон друг к другу. Сталин же довел до сведения Японии наши претензии на исконно русские территории - Южный Сахалин и Курильские острова. Поэтому в 1940 году между Японией и СССР был заключен договор о нейтралитете, а не о ненападении.

Профессор Института всеобщей истории РАН Олег Ржешевский в своем выступлении "Советские военные планы и внешнеполитические расчеты перед нападением Германии на СССР" прежде всего отметил, что в российской историографии, и даже в школьных учебниках, не говоря уж о средствах массовой информации, оценки одних и тех же исторических событий прямо противоположны, что сбивает с толку подрастающее поколение и всех граждан нашей страны. Необходим научный анализ произошедших событий, чтобы такие псевдоверсии истории, как домыслы перебежавшего на запад сотрудника КГБ Резуна (Суворова), дилетантски обосновывающего концепцию якобы планируемой Сталиным "превентивной войны" с Германией, не только не обсуждались, но и не распространялись. Кстати, даже в Германии никто из профессиональных историков не встал на точку зрения Резуна. (Однако в РФ рекламируются и издаются огромными тиражами.)

Участники конференции призвали прекратить использование истории для решения сиюминутных политических вопросов, объективно изучать прошлое, что позволит лучше понимать настоящее и избежать ошибок в будущем

И. ГОРЮНОВ "Поиск", №42, 2005
*Здесь и далее выделено Гл. редактором.

 

Комментарии:

  • Вконтакте
  • Facebook
  • Обычнная форма