Партия Национальный Курс

Россия и Первая мировая война.

Originally posted by alexandrov_g at Дверь в стене - 158

Российская Империя к участию в Первой Мировой отнюдь не стремилась, но, тем не менее, цели она, конечно же, имела. Как и любое уважающее себя государство. И тайны из них РИ отнюдь не делала. И даже, во избежание любых недоразумений, свела свои цели в нечто вроде синодика. Назывался этот синодик так - "Тринадцать пунктов Сазонова".

Эта главка выйдет у нас большой, так что придётся разбить её на две части. Но зато она будет весёлой. В ней будет много карт.

Карт в смысле географическом, включающем в себя и такие смыслы, как физический и политический, что, в свою очередь, означает и вполне определённый смысл игральный. Мы с вами можем зайти с дамы, туза или шестёрки, а государство, не мелочась, заходит сразу с географической карты, а потом бьёт колодой по носу не одному в дураках оставшемуся, а десятку миллионов дураков зараз. "Не умеешь - не садись!"

Но, прежде чем приступить к разглядыванию карт, дадим контекст, определимся кто во что играл и что кого за игорный стол привело.

Чуть повыше мы с вами узнали, что любое государство, само ли войну начиная, либо будучи втянуто в чужую войну волей злых обостоятельств (что непременно означает волю людей, причём далеко не всегда злых) на что-то рассчитывает.

У любого государства в любой войне есть цели.

Российская Империя к участию в Первой Мировой отнюдь не стремилась, но, тем не менее, цели она, конечно же, имела. Как и любое уважающее себя государство. И тайны из них РИ отнюдь не делала. И даже, во избежание любых недоразумений, свела свои цели в нечто вроде синодика. Назывался этот синодик так - "Тринадцать пунктов Сазонова".

Почему не четырнадцать? Ну, в первую очередь потому, что Сергей Дмитриевич Сазонов был не Вильсоном, а был он министром иностранных дел Российской Империи.
 

 photo lj_sazonov_july291916_zpse0465d94.jpg


До того, как стать министром, Сазонов делал вполне успешную дипломатическую карьеру, успев поработать советником российского посольства в Лондоне, советником посольства в Вашингтоне и представителем России в Ватикане. Но министром он стал не так благодаря выдающимся дипломатическим качествам, как благодаря такому счастливому для него обстоятельству, что был он женат на Анне Борисовне Нейдгарт, родная сестра которой, Ольга Борисовна Нейдгарт, была женой любимца не так богов, как вот уже нескольких поколений русских патриотов, Петра Аркадьевича Столыпина.

Чтобы спрямить стези своему родственнику, Столыпин провёл сложную интригу, в результате которой потерял свой пост предыдущий министр иностранных дел Извольский.

Поскольку родственные отношения родсвтенными отношениями, а товар - лицом, то Сазонову следовало подемонстрировать свои потенции на деле и таким делом стала подготовка и проведение "саммита" между императорами Вторыми - Вильгельмом и Николаем в Потсдаме 4-6 ноября 1910 года, где два монарха обговаривали актуальные на тот момент и интересные им темы, но главным предметом обсуждений был "амбициозный немецкий проект", с которым мы уже знакомы - Багдадбан.

Несмотря на то, что Багдадбан совершенно недвусмысленно был направлен против интересов России, Сазонов "надеялся" (и достаточно успешно пытался свои надежды сделать надеждами государства), что предложенная немцами возможность пользоваться ответвлением Багдадбана на персидский Ханакин увеличит "влияние России в северном Иране". Надежды привели к подписанию в 1911 году соглашения с Германией, по которому Россия "снижала накал" своего противодействия строительству Багдадбана и соглашалась с увеличением немецкого экспорта в Персию. Прекраснодушная затея разбилась о реальность в 1913 году, когда немцы, воспользовавшись своим резко возросшим "влиянием" в Оттоманской Империи, начали переорганизацию турецкой армии, а кайзер, будто нарочно, не так неожиданно, как нежданно заявил, что "в ближайшем будущем немецкий стяг будет развеваться над Боспором".

После подобной конфузии министру уважающей себя державы положено, вообще-то, подать в отставку, но по неизвестным нам причинам Сазонов свой пост сохранил.

Но это прелюдия.

Перейдём к основной части, посмотрим, что входило в "тринадцать пунктов Сазонова" или, другими словами, что было целями Российской Империи в Первой Мировой Войне. "Пункты" были оглашены ("сделаны достоянием общественности") 12 сентября 1914 года.

Вот главное:

- пресловутые Босфор-Дарданеллы, что понятно. "Пунктик."

- новое польское государство (сперва в рамках Российской Империи, позднее Польше могла бы быть предоставлена независимость, но она должна была оставаться в сфере влияния РИ (в 1915 году РИ отказалась от идеи предоставления Польше полной независимости), куда вошли бы нижний Немен, восточная Галиция, восточный Позень, южная Силезия и западная Галиция.

- австро-венгерская монархия должна быть "разбита" на три монархии - Австрию, Венгрию и Богемию.

- Германия должна быть ослаблена посредством территориальных потерь и репараций. На территории Германской Империи должно быть реставрировано ганноверское королевство, аннексированное Пруссией в 1866 году.

- территория Эльзас-Лотарингии должна быть возвращена Франции, причём границы должны быть проведены так, как это будет сочтено нужным Францией же.

- Сербия включает в себя Боснию-Герцеговину, Далмацию и северную Албанию.

Таковы главные (главные!) цели. Надо заметить, что, невзирая на главность, цели эти были достаточно скромными. Те же американцы, которых европейские дела, казалось бы, особо волновать не должны были, не только разбили Австро-Венгрию вдребезги и разбили на большее количество осколков, но они там и никаких таких монархий не оставили. Ещё чего!

Ровно то же и с Германией. Какие такие Гогенцоллерны? Какие ещё Ганноверы? "Вы чего?!"

"Только национальное государство!"

(Обращу ваше внимание на тот незначительный факт, что после победы в Холодной Войне США продолжили дробление уже остатков остатков Австро-Венгрии и опять же на несомненно "национальные" государства.)

Ну и походя сделайте где-нибудь зарубку - сохранение Австро-Венгрии в качестве единого государства было одной из главных ("стратегических") целей Франции в Первой Мировой Войне, но увы... "Не сложилось." У Франции тогда вообще мало что сложилось, но тем не менее она по сей день считается победительницей.

А теперь - одна очень важная деталь. В русскоязычной историографии сложилось в целом лестное мнение об участии РИ в Первой Мировой. "О, если бы не большевики!" В реальности же дело обстояло далеко не так радужно. Русско-японская война продемонстрировала "друзьям-соперникам" такую степень слабости РИ именно в военном отношении, что во время последовавших в 1912-13 годах Балканских Войн претензии России европейскими державами не рассматривались как претензии великой державы. Точно так же обстояло дело и в годы Первой Мировой. Англия и Франция, несмотря на официально декларируемое "союзничество", с самого начала испытывали серьёзнейшие сомнения как в способности России вести полномасштабную европейскую войну, так и в её желании воевать.

А желание это штука такая - его следует по возможности "подогревать". С точки зрения англо-французов Россию следовало время от времени чем-то "стимулировать". В первый раз к стимулу прибегли в марте 1915 года. Дела на фронте у РИ шли неважно и, чтобы немного её "взбодрить", прибегли к испытанному средству - к посулу. Не на свет появилось, а от света спряталось секретное Англо-франко-русское соглашение от 1915 г. (Constantinople Agreement).

Вот о чём там шла речь:

 

 photo lj_turkey_plan_1915-1917.jpg





Англия (с Францией) "снимала" свои вековечные препоны на обладание Россией пресловутых "проливов" и обещала ей "Армению". Почему кавычки вы поймёте чуть позже. Поскольку англо-французы были гораздо опытнее ("умелее", можно даже сказать, что "умнее") российской стороны, то они постарались втиснуть в одно соглашение как можно больше всего. Стимул же. Поскольку Италия (итальянцы казались себе очень умными и хитрыми) выжидала на чью бы сторону ей переметнуться, то в соглашении появилась приманка в виде "итальянской сферы влияния в послевоенной Турции" (и пары месяцев не прошло, как голодные до высоких геополитических игрищ итальянцы влезли в войну на стороне Антанты (забегая вперёд - в Версале считавших себя ровней Державам итальянцев "кинули" так, что за них даже как-то неудобно становится, вроде бы они на европейцев похожи, а позволили обойтись с собой как с какими-нибудь словаками) и к тому же там нашлась наживка даже и для Греции, чего ж бумаге зря пропадать.

Но при всём при этом осторожные и опытные англичане под итало-греческий шумок тем же самым соглашением расширили свою сферу влияния в Персии. Попробуйте сами догадаться зачем им это понадобилось.

И это ещё не всё. Там где одни секреты, там немедленно находится место и для других ещё более секретных секретов. К той карте, что повыше, немедленно появилась и другая карта. Для "внутреннего", для служебного, так сказать, пользования. Вот она:

 

 photo lj_middle_east_1915_plan.jpg





На этой "для самих себя" карте англичане на тот случай если ("если!", чем чёрт не шутит!) им придётся условия соглашения выполнять, предусмотрели возможность аннексирования портов Митилена на острове Лесбос и Мармарис в турецкой Анатолии и создания там военно-морских баз Королевского Флота, что позволяло Англии блокировать черноморские проливы при любом развитии событий.

Другими словами, Англия, даже и "отдавая" проливы России, ничем, в сущности, не рисковала. Кроме того предусматривался переход не только Абадана, но и южных персидских портов под британский контроль. Опять же попробуйте проявить смекалку и сами подумайте зачем это им понадобилось.

Но все эти от 1915-го года дипломатические инициативы были не реальностью, а - "намерениями". Оттоманская Империя была шкурой не самого здорового, но всё ещё живого медведя, поэтому "Константинопольское соглашение" было соглашением приблизительным, соглашением "начерно". Соглашением без необходимой детализации, что предполагало возможность "стимуляции" в дальнейшем.

Европейцы - люди умные. И очень опытные. "Крючкотворы."

И вот в году следующем, в 1916-м, к "вопросу" вернулись опять. Поскольку шла мировая война, то реальность усложнялась на глазах, и бывший уже и без того сложным "вопрос" ещё усложнился. К имеющемуся в нём второму дну появились дно третье, дно четвёртое и дно пятое.

Давайте глянем на "ареал обитания", на место, где пасётся ныне наше повествование и где разыгрываются интересующие нас (и Державы) события:


 photo lj_eastern_mediterranean_1914_zps57ba045a.jpg


Это Ближний Восток. Очень хорошо виден железный путь из германцев в арабы. Чуть повыше и к северо-востоку от Алеппо видна развилка, от которой вниз идут две ветки - одна на юг, к Медине, это "железная дорога Хеджаз", и другая, тянущаяся отчаянным пунктиром к Басре - это недостроенный неуспевшими немцами Багдадбан. "Недостроенная мечта."

А вот план укрупнённый, "месопотамский":
 

 photo lj_mesopotamian_theater_1914-17_zps9ffb904f.jpg



Видны разведанные англичанами нефтяные месторождения, видна нитка нефтепровода и виден Абадан с нефтеперегонным комплексом.

А теперь вглядимся (вдумаемся) в события повнимательнее - персидское нефтяное поле, нефтепровод и Абадан это всё, что у англичан есть. Больше у них нет ничего. Они в 1914 году очень предусмотрительно захватили у турков Басру и, не откладывая дел в долгий ящик (война же идёт, мировая!), принялись искать там нефть. (Искали нефть в Месопотамии люди из уже знакомой вам APOC - Англо-Персидской Нефтяной Компании и занимались они своими поисками на территории правоверных оттоманов, наплевав на все и всяческие "концессии", ну просто не до того им было.) Они лихорадочно занимались разведкой (в том числе и геологической) и - .., .., .., и - ничего не находили. Месяц за месяцем и год за годом. Ничего! Лихорадка и усилия объяснялись тем, что каждый найденный и выкачанный англичанами баррель нефти позволял им снизить зависимость от американцев на вот этот самый баррель нефти, который в условиях войны обнаружил свою истинную стоимость и оказалось, что баррель стоит не денег, а стоит он - .., ну чего он в самом деле стоит?

ДА ЧЁРТ ЗНАЕТ ЧЕГО ОН СТОИТ!

И чем дольше англичане ничего не находили, тем большую ценность в их глазах обретали персидские нефтяные поля. С каждым днём, месяцем и годом войны производилось всё больше кораблей, самолётов, танков и автомобилей, а подконтрольный Британии источник нефти был - один. А другой не источник, а полноводный поток находился в руках американцев, которые захотели - краник открыли, а захотели - привинтили. А самолётов с танками - много. А война - мировая. За мировое господство.

За право творить реальность, в которой будут жить все остальные. От папуасов и до итальянцев.

И вот мы глянули в окошко, а там на дворе - 1916 год. В разгаре - "империалистическая" Великая Война. Кто войну выиграет - вилами по воде писано. Если выиграет Германия, то и говорить не о чем. На этот случай другие планы и другие расчёты. Ну, а если войну выиграем - мы. А? Мир-то будет наш, он будет миром победителя. Но как он будет устроен? Кто в этом будущем мире займёт какое место? Кто чего от будущего хочет? Это хорошо бы разъяснить сейчас, пока никто ни в чём не уверен. Потом поздно будет.

И вот в 1916 году на свет появилось соглашение Сайкса-Пико.

Мы все слышали про "пакт Молотова-Риббентропа" и это при том, что пресловутый "пакт" ничего в сущности не менял и на картине мира не сказался вообще никак. Тогда он позволил Германии и СССР поиграть "пространством", не очень, правда, большим, а сегодня "Молотов-Риббентроп" это пропаганда, одна только пропаганда и ничего, кроме пропаганды.

Но при этом про "пакт" знают все и знают чуть ли не поголовно, а про "Сайкса-Пико" не то, что не знают, но про него даже и слышал мало-мало-мало-мало кто. И это при том, что Sykes-Picot Agreement провёл несколько лишних морщин по и без того скорбному лицу мира. И морщины эти никуда не делись, с течением времени став только глубже.

Соглашение, названное именами англичанина Марка Сайкса и француза Жоржа Пико, было, что понятно, секретным. Кто ж о таких вещах во всеуслышание говорит. Sykes-Picot Agreement было детализацией аморфного "Константинопольского соглашения". Обсудив детали между собою и придя к некоему консенсусу, высокие английская и французская договоривающиеся стороны прибыли в марте 1916 года в Петроград и ознакомили с деталями министра иностранных дел России Сазонова. Тот выдвинул ряд встречных требований, требования эти были англо-французами учтены и англо-франко-русское секретное соглашание "состоялось". На выходе оно дало очень много - целых шесть известных нам сегодня государств.

Вот приложенная к секретнему соглашению секретная же карта, которая позволяет понять, о чём шла речь в 1916 году:


 photo lj_sykes-picot_agreement_map_zps2832cc9e.jpg


Для удобства (наверняка моего и вашего) дипломаты сразу же договорились оперировать в дальнейшем не так цветами, как расцветкой. Красной, синей, жёлтой и зелёной. Четыре цвета как четыре масти. Карты же, ничего удивительного.

Красные - англичане. Синие - французы. Зелёные - итальянцы. Жёлтые - русские. Пожелтевшие.

По итогам войны (при том незначительном условии, что она будет выиграна) Англия и Франция делили между собою Ближний Восток. Англия получала в виде колонии (в Версале это унизительное слово будет заменено более благозвучным "мандат на управление") то, что как станет, так и продолжит называться Ираком, а Франция - юго-восточную часть Анатолии. Позже других на пир званая Италия получала Анатолию юго-западную, а Российская Империя долгожданные и вожделенные проливы и всё ещё в кавычках "Армению". Большие буквы "А", "Б" и "С" это так называемые сферы влияния. "А" это то, что позже станет нам известным как Сирия, а "Б" это Трансиордания и многострадальная Палестина.

Эта итоговая карта, показывающая "ожидания" или "намерения" сторон так, как они сложились на 1916 год.
А теперь я предложу вам не очень трудную задачку. Сделайте паузу и разглядите внимательно карту. Даже беглый взгляд на неё позволяет понять, что по меньшей мере один участник (а скорее всего два) не намерен выполнять условия договора. Намерения двух участников договора серьёзны лишь в отношении только и только их самих, в отношении же других участников для одного (а скорее всего для двух) из подписантов эта карта не карта, а - филькина грамота. Из участников переговорного процесса по меньшей мере один (а скорее всего два) заранее знает, что в будущей реальности запечатлённому на бумаге - не быть.

Посмотрите. Подумайте.

... ... ... ... ...

Посмотрели? Подумали?

Для недогадливых - серьёзны в отношении друг друга только "синие" и "красные". Французы и англичане. Они заранее озаботились созданием буферных зон, разделяющих их физическое "присутствие" на Ближнем Востоке. Они не хотят "тереться боками" в столь взрывоопасном регионе, а потому они благоразумно помещают между собою будущую "Сирию" и не менее будущую "Иорданию". У англичан и французов уже есть опыт, есть "практика" - королевство Таиланд, которое позволяет избежать прямого столкновения "интересов" в Юго-Восточной Азии. Там у них получилось очень удачно.

А вот в отношении России и Италии никаких "прокладок" на карте не предусмотрено. И это при том, что никакое нормальное государство (а Англия и Франция государства, безусловно, нормальные) ни при каких обстоятельствах не пойдёт на то, чтобы посредством общей границы создать постоянный источник конфликта, тем более если этого можно избежать.

Согласились бы вы с таким "раскладом"? С такой картой? Вот я бы точно не согласился. Тем более, что из этой карты видно, что Франция заранее знала, что ей и с Италией ничего делить не придётся. Хотя Италия, воспринимая происходившее с неуместной (потешной в глазах англичан и французов) серьёзностью, озаботила себя, ощетинившись в направлении якобы отдаваемых англо-французами русским "проливов" итальянской буферной зоной "С". Нейтральной полосой. "А на нейтральной полосе цветы - необычайной красоты!" Зелёненькие. И жёлтенькие.

Участием в переговорах и согласием с "итоговым документом" Sykes-Picot Agreement Российская Империя подписала себе смертный приговор. В 1916 году. Вы можете считать предложенный РИ англо-французами план под названием "как нам обустроить Ближний Восток" провокацией, тем более что он провокацией и был, но это никоим образом не снимает ответственности с официального Петербурга, который в 1916 году назывался Петроградом. Предложением участия в обсуждении и принятии итогового документа по "соглашению Сайкса-Пико" Англия и Франция спровоцировали РИ открыть карты. И Петроград в лице министерства иностранных дел, считая, что дело в шляпе, свои карты с торжеством открыл. А БИ и Франция, взглянув на имеющиеся на руках РИ карты, своих карт открывать не стали. И игру они не закончили, а - продолжили.

Дело в том, что это только по нашу сторону баррикады Первая Мировая видится так, как она видится нам. "Прорывы", Брусилов, Ренненкампф, геройство и "георгии", миллионные жертвы и личная жертвенность, "не имеющее аналогов" оружие и "хорошо идут" - всё это значимо только для нас. Только нам это кажется чем-то не только значимым, но и - великим. А для той же Англии Великой была только та война, которую воевала она. И с западной стороны мировой баррикады Восточный Фронт виделся чем-то второстепенным. Тем, при помощи чего иногда удавалось отвлечь более или менее значимые силы немцев с фронта основного, с фронта Западного. Удержание в войне РИ требовало со стороны Англии разнообразных усилий по оказанию помощи - финансовой, оружием, политической и дипломатической. А РИ со своей стороны платила за это тем, что "связывала" собою Австро-Венгрию, Оттоманскую Империю и в гораздо меньшей степени - Германию. И вот с точки зрения "союзников" Россия чем дальше, тем больше превращалась из союзника в обузу. Если война проигрывалась, то она подводила черту под всеми расчётами, от финансовых до политических, но вот если война выигрывалась, то выигрыш давал совершенно другую картину и расчёт тоже выходил совсем другим.

Для Англии дело выглядело так, что, с неимоверными усилиями победив, она сама, своими собственными руками превращала нынешнюю обузу в своего основного соперника на континенте. Проблема была в том (это очень важно!) что до появления Германской Империи в качестве главного соперника Англия традиционно рассматривала Францию. И в случае поражения и ослабления Германии в послевоенной Европе образовывались два полюса силы - Франция и РИ. И Англии пришлось бы в этом противостоянии поддерживать и усиливать своего вековечного врага - Францию. А в случае чрезмерного усиления Франции - Россию, ведя дело к неизбежному в будущем столкновению, по результатам которого континент был бы объединён то ли французами, то ли (что было менее вероятно) русскими. Исчезала "многополярность" Европы, с таким трудом создававшаяся англичанами на протяжении сотни лет.

А поскольку тогдашняя Европа была тогдашним миром, то исчезала сама возможность вести Игру.

Следовало определиться. Сбросить обузу в лице РИ и одновременно избавиться от будущего соперника было можно, но требовался тот, кто выбывшего заместит. Так в поле зрения попали СаСШ. С одной стороны они давали пушечное мясо и помогали разорвать удушающую Англию немецкую морскую блокаду. С другой стороны они не были европейцами и у них не было армии. С английской точки зрения всё это было несомненными козырями. Кроме того, уже изложенные к тому моменту в виде "шестнадцати пунктов Вильсона" взгляды американцев на послевоенный мир в общих чертах отвечали английским интересам если и не во всех пунктах, то в большинстве, но при этом вильсоновские пункты категорически не совпадали с интересами Франции, что опять же делало их привлекательными для Англии.

Если сравнивать то, что получала БИ от союзничества с Россией с тем, что она могла получить от союзничества с Америкой, то сравнение будет явно не в пользу РИ.

И ещё одно - Россия не могла дать Англии нефть. Нисколько. А СаСШ могли дать столько, сколько Англия будет способна получить. А речь идёт о 1916 годе, войне уже два года и всем ясно, что без нефти воевать нельзя.

Capish?

И как только мы доходим до этого места, до осознания того факта, что чем дальше по времени и чем большие масштабы будет обретать будущая война, то нас прямо таки шибает по голове логически безупречный и неоспоримый вывод - растущее по экспоненте стратегическое значение нефти.

А теперь посмотрите ещё раз на карту-приложение к соглашению Сайкса-Пико. Претендуя на "Армению" Россия оказывается на расстоянии протянутой руки от единственного доступного на тот момент Англии источника нефти.
Что бы вы сделали на месте англичан?

Комментарии:

  • Вконтакте
  • Facebook
  • Обычнная форма